rolstoys (rolstoys) wrote,
rolstoys
rolstoys

Categories:

Пермских театралов затмили шуты от Гельмана

За конфликтом между Борисом Мильграмом и Игорем Гладневым кроются фундаментальные проблемы. Но массовая истерия, устроенная общественниками и СМИ из медиахолдинга Дмитрия Скриванова, превратила эту историю в балаган, чтобы перенаправить внимание на не ключевой ее аспект. Ответом на увольнение Мильграма из "Театра-Театра" стала пиар-кампания, направленная против министра. Его обвиняли в личной мести Мильграму и намерении самому возглавить театр. Стоит за этой операцией, судя по всему, не остывающий к Перми Марат Гельман.


Информационные атаки были четко спланированы и ставили своей задачей не столько дискредитацию Гладнева, сколько формирование в масс-медиа картинки сражения прогрессивной общественности с ретроградами-чиновниками. Соответствующим образом оформленные обращения были направлены в администрацию Президента на имя Вячеслава Володина и в администрацию пермского губернатора. Подписи под документами ставили коллеги Мильграма по актерскому цеху. Имена Лии Ахеджаковой и Александра Калягина должны были привлечь максимум внимания к ситуации в Перми.

На фоне беспрецедентной для Прикамья пиар-вакханалии, Игорь Гладнев был временно отстранен от исполнения обязанностей, создана комиссия для оценки кадрового решения. Между тем единственным учредителем КГАУК «Пермский академический Театр-Театр» является прикамское министерство культуры. Таким образом Игорь Гладнев как руководитель минкульта по отношению с Борису Мильграму является начальником, работодателем и хозяином, который платит наемному сотруднику Мильграму заработную плату.

На круглом столе с участием профессуры, деятелей искусства, общественников, не участвующих в акции по спасению Мильграма, был дан анализ проблемы. Главный вывод: против власти используется машина давления ложным авторитетом. Мы имеем дело с командой, которая не хочет терять свои позиции и стремится удержаться любой ценой. Для этого законные решения владельца «Театра-Театра» называются рейдерским захватом, а Мильграм позиционируется не наемным подотчетным служащим госучреждения, которым он является, а независимым руководителем независимого учреждения.


Сторона Мильграма целенаправленно бьет на эмоции обывателей. Независимые наблюдатели оценивают как фарс ситуацию, когда мнение о конфликте, в основе которого лежат финансовые претензии к Мильграму, формирует на федеральном уровне актриса Лия Ахеджакова. Отмечается, что такой стиль общения театра с пермским минкультом используется осознанно. В ответ на приказы, проверки, указания звучат упреки, обвинения в ненависти и слабом профессиональном уровне чиновников. Это подается как основание для защиты персонально Мильграма от любых претензий краевых властей.

Вот она, та часть проблемы, которую старательно прячут под ворохом комментариев о тонкой ранимой душе артистов и «Золотых масках», выигранных театром (а на самом деле купленных). По сути, защитники Мильграма сражаются за его право и дальше рулить финансовыми потоками со всеми сопутствующими коррупционными составляющими. Стоимость антигосударственной пиар-кампании Мильграма показывает, что денег в карманах худрука госучреждения оседает много.

http://nesekretno.ru/kultura/147570091/rabotniki-teatra-teatra-obratilis-k-ministru-gladnevu

Вот вопросы, которые задают артисты того этого же театра:

1. Оплата труда актеров. Мильграм должен объяснить, на каком основании он разработал систему оплаты ролей, по которой с 2006 года и до сих пор актеры за исполнение одной и той же роли получают разные выплаты. Так в спектакле «Алые паруса» за роль Ассоли актриса И. Максимкина получает 2 400 руб., актриса А. Сырчикова – 1 920 руб., актриса Е. Романова (Сушина) – 960 руб. Подобным образом оплачиваются роли во всех спектаклях.
2. Как получилось, что с приходом в театр жены Мильграма И. Максимкиной, ее оклады стали выше окладов артистов, носящих звание «народный» и «заслуженный»?
3. Почему, согласно трудовому договору режиссера Мильграма, в его режиссерские обязанности не входила постановка спектаклей? Почему гонорары за постановки выплачивались ему не из бюджета тетра, а на основании заключенных государственных контрактов (Трудовой договор главного режиссера ГКУК «Пермский академический «Театр-Театр» Мильграма Б. Л. от 24.09.2009 г.)? Кто заключил с ним такой выгодный договор? Может быть, министр культуры Мильграм Б. Л.?
4. На каких основаниях Мильграмом разработано «Положению о премировании работников ГКУК «Пермский академический Театр-Театр» за выполнение особо важных творческих и производственных заданий»? Каковы критерии вручения этой престижной премии? Кому она вручалась?
5. Почему в Уставе театра в 2012 году появился пункт, позволяющий Мильграму по своему усмотрению – без соблюдения каких-либо критериев – увеличивать оклад отдельным артистам? Кому он его увеличивал?
6. Почему работник Мильграма В. Гурфинкель занимал в учреждении две должности: главного режиссера Театра-Театр и художественного руководителя театра «Сцена-Молот»?

Tags: гельман, культура, пермский край, пермь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments